4mz_strannik (4mz_strannik) wrote,
4mz_strannik
4mz_strannik

Categories:

Заседание клуба краеведов "Колесо истории" 25 марта

Ежемесячно наш клуб краеведов "Колесо истории" собирается в читальном зале библиотеки №1 обсудить планы экскурсий, посмотреть фотографии и видео с завершенных экскурсий, поделиться новостями и находками. 25 марта мы собрались вновь, тем более всего пару дней назад совершили занимательное путешествие в Пласт.
Клуб 01.jpg


Как всегда центральной темой наших посиделок является выступление по какой-либо теме, на этот раз вспомнили о приближающемся 245-летии восстания Пугачева. Диспут после лекции оказался довольно жарким.
Клуб 03.jpg

Историк казачества Сергей Анатоьевич Сигалов приводил свою точку зрения на иностранную помощь со стороны Франции и Порты Емельке Пугачеву, другой историк казачества, выпустивший недавно книгу о казаках, Сергей Александрович Волгин доказывал свою точку зрения. И конечно же их точки зрения не совпадали с моей. Жарко было!
Клуб 04.jpg

Остудила нас Раиса Александровна Харитонова, руководитель объединения мастериц "Душегрея". Она познакомила нас со своим новым творчеством, увлеклась уроками живописи.
Клуб 02.jpg

Посидели, попили чаю... ещё так часа два, решили съездить в музей афганцев по приглашению Сигалова. А потом в начале апреля в музей Миасского. Желающие сходить с нами в музей афганцев (в Ленинском районе) могут присоединится к нам в 9.30 30 марта в пятницу. Ждём у входа в музей на углу ул. Гагарина и Дзержинского.

Текст выступления (большое спасибо материалам ЖЖ и книге Г. Самигулова за помощь и интересные факты в подготовке)
"«Восстание или спланированный переворот?»
(к 245-летию Пугачевского восстания на Южном Урале)
Составитель – Невзоров И.В.

Окрестности Челябинска и будущего Металлургического района 245 лет назад, сегодня мы заглянем в 1773 год. Всего 30 лет прошло столичному статусу Челябинска, край постепенно развивался и заселялся, основано уже много деревень и станиц, мельницы и дороги, постоялые дворы и почтовые тракты. Вроде всё должно быть хорошо, но… пятый год идёт русско-турецкая война. Много казаков воюют и погибают на чужбине. После череды блистательных побед русских полководцев Суворова и Румянцева и разгрома турецких войск год назад взят Крым. Средиземноморская эскадра блокирует Дарданеллы, основной торговый путь хиреющей Османской империи. Успехи русских войск вызвали недовольство Австрии, Франции, Англии.
Тем временем не существующая ныне «Газет де Франс» две сотни лет назад на полном серьёзе пишет о вожде восставших как об императоре Петре. Почему эту версию распространяет именно французская, по сути, официальная правительственная газета? А всё очень просто! Именно Франция в тот исторический период выступает главным оппонентом растущей русской империи. Она фактически подначивает Турцию, подталкивая Порту к новой войне с Россией. Вредит российским интересам в той же Польше. Поддерживает антироссийские силы в Швеции, всё ещё жаждущей реванша за поражение в Северной войне. Людовик ХV не скрывает от своего посла в Санкт-Петербурге, что «ему выгодно всё, что может погрузить Россию в хаос и прежнюю тьму». Тут уж комментарии излишни. А Пугачёв и нёс тот самый желаемый в Париже хаос. Из переписки французских резидентур в Вене и Константинополе возникает фигура опытного офицера Наваррского полка, которого из Турции необходимо было как можно скорее переправить в Россию с инструкциями для «так называемой армии Пугачёва». На очередную операцию Париж выделял 50 тысяч франков. И это, судя по всему, был просто очередной транш. Сравнить его сейчас можно, пожалуй, с выделяемыми на поддержку российских «демократических сил» западными грантами.
Действительно, откуда у емельянова войска были огромные средства, из которых он оплачивал не только своих военных специалистов и советников, но и самую настоящую пропагандистскую кампанию? Его «прелестные письма», которые сейчас бы назвали агитационными листовками, напечатаны были в хороших типографиях и стоили очень приличных денег.
Известно, что, когда Пушкин писал о найденных в пугачёвской ставке в Бердской слободе семнадцати бочках медных монет, он уже выражал сомнение в том, что бунтовщики могли бы самостоятельно чеканить монету с портретом Петра III и латинским девизом: «Я воскрес и начинаю мстить». Речь шла о деньгах, однозначно приготовленных в дворянской Франции, ещё не подарившей миру лозунг «свобода, равенство, братство», но отчего-то всем сердцем вставшей на сторону «мужицкого царя» в далёкой России. Впрочем, у Емельяна были и другие источники финансирования. Как докладывали канцлеру Панину, знатную сумму денег Пугачёв получил и от Порты, то есть Оттоманской империи.
Уже в ходе борьбы с Пугачёвым под арест попадает французский полковник на русской службе, некий Анжели, который-де подстрекал русские полки к переходу на сторону восставших. Поэтому ничего нет удивительного и таинственного в том, что, как явствует из документов вновь открытых парижских архивов, к которым получили доступ и мы, французы готовили координацию действий между турками и отрядами Пугачёва. В частности, как писал из Вены в Константинополь граф де Сен-При: «Турецкая армия должна предпринять диверсию в пользу Петра III».
Осталось и свидетельство от такого информированного человека как граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов, который видимо пользовался многочисленными документами, не дошедшими до нас: "Было бы долго перечислять все собранное мною о возмущении Пугачева. Скажу только: Толпы разбойников были руководимы Французскими и Венгерскими офицерами
Год назад, в январе 1772 года на юге Урала стало неспокойно.
Советские историки выяснили, что, например, Нурали-хан, правитель Малого казахского жуза (присоединился к России в 1731 г), установил связь с Пугачевым еще накануне восстания.. Предварительные переговоры с башкирскими и калмыцкими баями судя по всему прошли по той же схеме. Вряд ли стоит подробно останавливаться на этой идиотской трактовке событий. Подумаем лучше, кто может «посоветовать» хану завязывать контакт с никому не известным казаком, да так, чтобы хан прислушался?
Не забываем – в это время шла тяжёлая война с Османской империей, уже 4 года, многие казаки были на фронте, в станицах шло медленное обнищание, увеличение налогов, нехватка рабочих рук, голод. По соседству закипали страсти и у башкир, захват пришлыми помещиками угодий и земель шёл интенсивно. Капитан-поручик секретной службы С.И. Маврин докладывал в столицу о настроениях уже среди местного населения: «иные хищники ни о чём другом не помышляют, как о своём прибытке и алчно пожирают крестьянское имущество…» Котёл недовольства войной и нравами крепостников медленно закипал. Многие искренне верили, что Емельян Пугачев в действительности чудом выживший царь Петр III (Петр Федорович), который несет простым людям освобождение от тягот.
Зажиревшая казачья верхушка перестала отвечать чаяниям рядовых казаков, и они поднялись против существующих порядков. Попытка была жестоко подавлена войсками. Разгром попытки восстания в январе 1772 года не сломил духа яицких казаков. Ждали нового! В январе 1773 года Емельяна Пугачева за попытку бунта доставили в Казань на следствие, но в мае ему помогли бежать с Казанского острога.
В сговоре с группой яицких казаков, заводил восстания 1772 года – Зарубин-Чика, Мясников, Кожевников, Коновалов и другие,- он решается на смелый поступок – выдать себя за убиенного царя Петра 3-го. Весной и летом 1773 года они объездили многие станицы, готовили восстание. В середине сентября 1773 года оно началось. От имени царя Пугачёв рассылал манифесты об освобождении крестьян и свободе.
В октябре 1773 года казак Андрей Бильдин показывал, что почти все казаки, следовавшие в команде атамана Севостьянова, говорили меж собой о Пугачеве, истинном государе Петре 3-м.
Пугачёвская военная коллегия рассылала атаманов в села, заводы и крепости.
В ноябре – декабре восстание расширилось на весь Южный Урал. Зарубин-Чика послал взять Исетскую провинцию и Челябинскую крепость отряд Грязнова. Сам он организовал в деревне Чесноковка под Уфой артиллерийскую мастерскую. К тому же принял имя граф Чернышев.
В декабре 1773 года правительство озаботилось беспорядками и отправило в район восстания около 10 кавалерийских и пехотных полков во главе с генералом А.И. Бибиковым.
24 декабря восстали рабочие Златоустовского завода тульского купца Лугинина. Атаман Кузнецов, казак Табынской станицы пришёл на помощь рабочим, организовал выборную власть, захватил много оружия, пороха, лошадей, отпустил домой чувашей и мордву.
Иван Грязнов после захвата Кундравинской слободы и Чебаркульской крепости привёл к Челябинску около 6000 человек, расположились в казачьем поселке Першино, Грязнов занял самый богатый и большой дом. Сам Иван Грязнов не из казаков, он бывший симбирский купец.
Челябинск к тому времени давно перерос границы крепости, и охранялся рогатками, надолбами и заплотами. Власти принимали меры к укреплению обороноспособности города. 4 октября 1773 г. ратуша, по указу воеводы Веревкина, предписала посадским и цеховым в течение суток привести в порядок те участки городских укреплений, за которые они несли ответственность. 8 декабря 1774 г. Исетская провинциальная канцелярия выпустила указ, объяснявший, что царь Петр Федорович скончался в 1762 г. и в начале июля того же года был похоронен в Невском монастыре «при множестве помянутых зрителей, в том числе и здешних Исецкой провинции присутствующих, коим случилось в ту пору быть в Санкт-Петербурге, при должностях своих». Однако, попытки объяснить людям, что явившийся в 1773 г. «царь», не более чем самозванец Емельян Пугачев, особого успеха не имели.
Городской гарнизон составлял около 450 казаков и солдат, в основном запасных и нестроевых. К декабрю в Челябинск прибыло 1443 временных казака «из окрестных крестьян», оружие которых было колья и дубины. 29 декабря Веревкин вновь обращается к Де Колонгу с отчаянной просьбой о присылке дополнительной воинской команды: «Ежели оной воинской команды от вашего высокопревосходительства мне пожаловано не будет, то в таком случае неминуемой подвержен буду напасти и ежели, отчего Боже сохрани, провинциальный город будет разорен, то уже вся Исетская провинция будет подвержена бедствию и всей погибели».
К концу декабря гарнизон достиг 2000 при 18 орудиях. Но, как отмечал воевода Верёвкин, гарнизон был ненадёжен. В письме сибирскому губернатору Д.И. Чичерину воевода доносил «вся Исецкая провинция перешла на сторону восстания».
В городе скопилось много продуктов, около 50000 рублей в казне и товаров на 150000 рублей, много соли и вина. Уже в январе на помощь прибыла рекрутская рота подпоручика Пушкарёва в количестве 127 человек для обучения «временных казаков»
5 января в Челябинской крепости казаки Невзоров и Уржумцев организовали попытку переворота, с трудом его удалось подавить. Отличилась как раз рекрутская команда и лично Пушкарёв. Зачинщика Уржумцева схватили и пытали, хорунжему Науму Невзорову удалось бежать.
8 января Грязнов выдвинулся к Челябинску с 6-ю пушками
10 января к Грязнову пришёл отряд заводских рабочих Кыштымского и Каслинского заводов во главе с Григорием Тумановым. Происхождение Туманова из татар, хорошо знал язык и мусульманское письмо.
В этот же день Грязнов устроил первый штурм Челябинска, который был отбит. 13 января к Челябинску прорвался отряд Де Колонга, Грязнов отошёл в Чебаркульскую крепость. В отношении вооруженных отрядов пугачевцев Деколонг практически ничего не предпринимал. Решив, что бояться особо нечего, Грязнов со своим отрядом вновь подошел к Челябинску. Как показал на допросе 31 января 1774 г. один из пойманных крестьян, Калин Гряткин, Грязнов стоял на квартире у крестьянина Федора Сухоногова в деревне Першиной. Отряд состоял из 400 русских, при семи пушках, число башкир неизвестно. 1 февраля генерал Деколонг вывел свой отряд на бой против пугачевцев. К этому времени те успели занять выгодные позиции на высотах. Бой носил довольно странный характер – отряд регулярной армии числом в 1000 человек, при мощной артиллерии, ограничился обстрелом высот. С одного холма, правда, мятежников оттеснили, захватив 2 орудия и 180 пленных. Армейская команда потеряла убитым одного погонщика при лошадях. Грязнов спокойно отошел в Першино, его никто не преследовал.. 8 часов шёл бой, но Де Колонгу не удалось взять Першино. Деколонг отошёл в Челябинскую крепость и объявил эвакуацию желающих. Губернатору Чичерину Деколонг писал: «Хотя бы в Челябе и надлежало оставить достаточный гарнизон, но по малости войск онаго уделить никоим образом было не можно». 4 февраля он ушёл из крепости в Шадринск. Вместе с ним ушли: провинциальная канцелярия с архивом, 192 человека посадских и цеховых, 162 казака, 11 офицеров, 207 рекрут, 1350 человек крестьян, набранных Веревкиным во «временные казаки». То есть ушло большинство жителей города. Это вполне можно назвать исходом.
5 февраля к пугачёвцам тайно пришёл крестьянин села Воскресенское и рассказал об уходе войск и оставлении Челябинска.
6 февраля Де Колонг повесил 180 захваченных пугачёвцев.
В Челябинске остались богатейшие запасы – 648 четвертей муки, 37 четвертей крупы, 309 четвертей овса и 20 479 пудов соли. Захват города пугачевцами, разумеется, не прошел для города бесследно. Увы, количество документов, рассказывающих о том времени невелико, но некоторые факты мы можем восстановить. Была сожжена провинциальная канцелярия, вместе с оставшимися там документами. Вывезти все при уходе с Деколонгом, просто не смогли. Очевидно, пострадали и другие здания в Челябинске, но свидетельств мы не имеем. Были сожжены некоторые мельницы, стоявшие на реке Миасс выше и ниже города. Некоторые из них так и не были восстановлены, другие получили вторую жизнь, но уже перестроенные новыми хозяевами. Уничтожение документов долго сказывалось на решении различных спорных вопросов. Конечно же, взяв Челябинск, пугачёвцы сделали его в опорный пункт восстания в Исетской провинции.
Отдельно от Челябинска встали отряды башкирских старшин Байгазы Козямышева и Исы Токмагулова.
Вся Исетская провинция оказалась в восстании, по поручению Ивана Грязнова атаман Михаил Ряжев взял Миасскую крепость и направился в Бродокалмак. Другой атаман взял село Теченское, встретили его там с хлебом и солью, даже священники, такова была сила лжецаря.
10 июля России пришлось срочно подписать Кючук-Кайнарджийский мир с Османской империей. Внутри России полыхала Крестьянская война. Многие завоевания пришлось уступить назад, но Россия получила выход в Чёрное море и свободный доступ к проливам".
Tags: Першино, востание Пугачева
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments